СТАТЬИ

В ожидании приема

Первые дни нового года при датском дворе знаменуются торжественными приёмами для представителей всех слоёв общества.
Наиболее торжественным является приём 1 января.
Вплоть до середины двадцатого века он начинался в 10 утра, отец нынешней королевы Фредерик ІХ, перенёс приём сперва на полдень, а после на три часа пополудни (причём официально он по-прежнему считался утренним, так как перенос не был закреплён и о времени приёма издавался ежегодный циркуляр), Маргрете перенесла его на вечер и закрепила это указом.

Приём очень торжественный, на него надеваются все высшие награды (их можно снять после официальной части), наилучшие украшения, полная униформа с саблей(кортиком) и шпорами,треуголки с перьями, перчатки, закрывающие запястья.

Цель приёма: со стороны представителей общества--поздравить монарха с наступившим годом, со стороны монарха - поблагодарить за год прошедший. Последнее выражается в очень символическом жесте - входя в рыцарский зал последней, королева делает общий реверанс всему собранию. Те, кто имел шанс это увидеть, говорят, что это очень трогательно и очень сближает.


Приём требует очень тщательной подготовки со стороны персонала.Несмотря на то, что приём ежегоден и полон традиций, считается хорошим тоном не повторяться в его убранстве. На таком приёме нет места случайностям и оплошностям.Это - наряду с основными задачами по приёму 75 гостей налагает особые требования ко всем его обслуживающим.

На торжественном новогоднем приеме гостям предлагают выпить совершенно особого вина времён короля Кристиана IV и получившего со временем название Розенборгское.


Именно Кристиан IV (1577-1648) приобрёл много рейнского вина из замка Фюрстенбергов(Schloss Fürstenberg).

image

Вино было очень дорогим и изначально даже не предлагалось даже королевским гостям--его пили только члены королевской семьи.Позже его стали разрешать пробовать придворным--и им же поили кормилиц королевских детей. Считалось, что вино было очень питательным и полезным!

image


На новогоднем приёме вино впервые появляется в 1598 и судя по рабочим записям сервировалось на всех последующих новогодних приёмах (кроме нескольких редких исключений).

Каким было вино изначально неизвестно, но со временем оно стало настолько кислым, что не далее как во времена отца королевы Маргрете к вину подавали сахар. Большею частию вино пили холодным, но были и исключения, когда его пытались пить подогретым.

Уже во времена правления Маргрете вино было разбавлено рейнским вином из тех же окрестностей, что и первоначальное и его теперь опять можно пить. По свидетельствам пробовавших, вино всё ещё очень кислое, так что можно предположить, что степень разведения не слишком высока.В любом случае, в нём есть доля того вина, что купил когда-то Кристиан IV.
Для хранения вина Кристиан IV использовал бочонки, в том числе и те три, что принадлежали его матери (возможно это была её доля).Эти бочонки датированы 1598, 1599 и 1619 годами.
В 1659 шведам (бандитам-паразитам-грабителям) удалось заполучить вино в качестве военного трофея, но по пути в Стокгольм его отбили и доставили обратно в Данию. Вино спрятали под надёжную охрану в подвалах летней резиденции короля - замке Розенборг, где оно и пребывает до сих пор.Было время, когда вино покидало Розенборг, но с 1729 оно находится там неотступно и это со временем дало повод называть его Розенборгским.

Вплоть до 1982 вино хранилось в оригинальных бочонках, но к началу восьмидесятых стало окончательно ясно, что тара перестала быть надежной. Именно тогда вино под большим надзором специалистов и было перелито в стальные цистерны и разбавлено, часть вина была разлита по бутылкам, часть неразбавленного сохранена для исследований и истории.
Часть вина была выделена в качестве специального личного наследства королеве Ингрид, её дочерям и в меньших количествах --принцам Фредерику и Йоакиму.
Часть вина отложена для специальных событий и приёмов и особо выделено вино для новогодних приёмов. Его должно хватить на ближайшие 300 лет при условии, что число гостей не будет превышать ста человек.

Пьют розенборгское из бокалов зеленого богемского стекла, купленных Кристианом IV несколькими годами позже самого вина.